Вверх страницы
Вниз страницы

CR

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CR » POSTE RESTANTE » Убийство в библиотеке


Убийство в библиотеке

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

УБИЙСТВО В БИБЛИОТЕКЕ
https://pp.userapi.com/c623317/v623317881/41674/MpzL0gUyyOo.jpg
7/05/11, Публичная Библиотека Бруклина
Ларс Хёйм, Уильям Томпсон


Кажется, здесь должно случиться что-то из ряда вон.


0

2

Ларс не любил Америку, как римские патриции не любили христианство. Он испытывал к этой стране смесь ленивого презрения, холодного недовольства, и — отнюдь немаловажное — непонимания.
Европа, разумеется, была колыбелью. Америка же — корабль дураков. Сгоняют всех юродивых на одно судёнышко и отправляют по свету плавать. Покуда все не передохнут от голода, болезней, или не начнутся бросаться прямо в открытое море — даже среди сумасшедших на нём образовывается своя иерархия. Короли, подчинённые, шуты, те, кто прав, и те, кого не зазорно поколотить палками.
Но то были метафоры, а в реальной жизни мистер Хёйм своим стоическим видом не выражал и доли презрения к окружающей действительности. С интересом молодого специалиста слушал лекции на международной конференции, расшаркивался перед хорошенькими магистрантками и курил за углом в окружении почётных докторов наук, видных профессоров, в общем — светил, что солнца краше.
Разумеется, истинной целью его прибытия в Штаты был далеко не академический интерес. Но и этой стороной своей двоякой жизни Ларс пренебречь не мог. Научная работа — там, в Норвегии — томилась в его ожидании, и путешествие за океан вполне могло помочь раздобыть какие-нибудь ценные экземпляры и знания, дабы сделать свою и без того идеальную работу ещё более совершенной.
И, вот, публичная библиотека Бруклина возвышалась над ним пыльной громадиной в стиле арт-деко. За короткий срок пребывания в Нью-Йорке Ларсу удалось побывать в паре библиотек, где он засиживался по нескольку часов — возвращаться в скучную съёмную квартиру или проводить вечера в социально-одобряемом стиле как-то не хотелось.
Дорога сюда омрачилась одним неприятным происшествием — таксист, заметив акцент норвежца, было решил поживиться лишней десяткой и принялся наворачивать круги. Уже на третьей попытке свернуть не туда Ларс деликатно потрогал водителя за плечо и с улыбкой намекнул, что маршрут свой распланировал ещё вчера, поэтому, если они не доберутся до пункта назначения в ближайшие пару минут, парку придётся искать нового таксиста.
— Эй, жалобу не надо, не надо, довезу!
— Ага, жалобу. Обойдёмся без жалоб. — Остаток пути Ларс смотрит прямо на водителя в зеркало заднего вида.
Эта библиотека обещала кое-что интересное. Согласно сайту, в ней хранились средневековые скандинавские манускрипты. Разумеется, это не могло не вызвать острый приступ любопытства.

Вечером субботы в библиотеках обычно безлюдно. Все предпочитают проводить выходные более увлекательно (смотря что считать увлекательным, естественно). Ларс точно знал, что за секция ему нужна, и неторопливо прошёл через огромный читальный зал, рассматривая высокие ряды книг.
За поворотом — нужная ему секция. За стойкой сидит человек, вид которого не располагает к дружелюбной беседе, но Ларс пришёл не за этим.
— Добрый вечер. — Он положил читательский билет аккурат напротив библиотекаря. — Мне необходим доступ в секцию средневековой литературы.

Отредактировано Lars Hoyem (14-03-2017 20:16:53)

+2

3

Самое неприятное в работе библиотеки – это читатели, но для большой библиотеки и работающих в ней людей вроде мистера Томпсона основным бедствием были школьные экскурсии. Уильям придерживался мнения, что дети должны быть в школе, потом – дома, а на улице и в приличных местах детей должно быть как можно меньше. Дети были маленькими, они шумели и задавали вопросы.
По субботам библиотеку посещало особенно много школьных экскурсий, как будто детям больше нечем заняться на выходных. Сидели бы по домам в компьютерах, или играли на улице в футбол, или … - Уильям задумался. Чем ещё занимаются современные дети, он не знал. Предположительно, курят и пьют в подворотнях.
Однако эти дети были маловаты для того чтобы предаваться пороку на улицах, зато достаточно взрослые, чтобы галдеть, шаркать ногами по полу и приносить всяческие неудобства Бруклинской библиотеке. Уильям думал, что сможет отсидеться за своей стойкой, но дети достали его и там. Тем более что мисс Экскурсовод, имя которой он все никак не мог запомнить, поощряла школьников задавать вопросы работникам библиотеки. Почему вообще маршрут экскурсии должен проходить именно через его отдел?! Господи, твоя воля.

Ближе к вечеру поток экскурсантов стих, обычных читателей почти не было. Тишина и покой воцарились в залах, и всё шло своим чередом. Уильям вдохнул. Если бы только вечер субботы был всегда.
Предаваясь таким размышлениям, он не заметил, как перед ним беззвучно появился мужчина. Видя нового человека, мистер Томпсон пытался представить себя Шерлоком Холмсом (конечно, ни в коем случае не любой из киноадаптаций, а только неповторимым оригиналом). Но из внешнего вида джентльмена Уильям мог сказать только то, что вечером седьмого мая он находился в библиотеке. Элементарно, Ватсон.
Но тут ему бросился в глаза яркий, оранжевый цвет читательского билета, который ему протягивал объект наблюдения. Уильям вздохнул. Не этот господин первый, и не он последний совершает роковую ошибку:
- Видите вашу карточку? На ней написано «публичная библиотека Нью-Йорка». Нь-ю-й-о-р-к-а, - на всякий случай произнес он по буквам. – А вы находитесь  в Бруклинской Публичной библиотеке. Бруклин. Понимаете? – Уильям попытался заглянуть собеседнику в глаза.
Почему люди приходят в библиотеку, не зная английского, было ещё понятно – отдел литературы на иностранных языках здесь был довольно обширным, - но вот зачем в библиотеку приходят люди, не умеющие читать? Притихшее раздражение Уильяма заворчало вновь.

+2

4

Ларс встретил взгляд библиотечного работника и выстоял зрительную атаку чуть дольше положенного. Было что-то в этом человеке, полное усталости, мнительности и презрения. Но что-то подсказывало Ларсу, что даже если вычесть усталость, презрения в этой личности оставалось на десятерых.
— Что ж, — пальцы аккуратно подняли карточку и вернули её в визитницу, — прошу прощения.
Ларс позволил себе улыбнуться (даже глазами), демонстрируя дружелюбие и открытость. Мол, с кем не бывает? Даже несмотря на то, что с ним только что побеседовали, как с малоумным ребёнком, не остановило Ларса от желания всё-таки довести начатое до конца.
На стойке перед библиотекарем появился паспорт в кожаной обложке.
— Надеюсь, этого документа должно быть достаточно, чтобы завести читательский билет.
Хёйм наблюдал за тем, как на лице библиотекаря отражается всё несказанное недовольство, и это было даже в какой-то степени занимательно. Если этот человек так злится, то почему бы ему не найти работу поспокойнее? Ларс на собственном примере мог доказать, что совпадение желаний и возможностей — вполне вероятно. И незачем быть таким грубым. Но последняя мысль, всё-таки, осталась непроизнесённой.

+2

5

- Я не занимаюсь подобными вещами,- в голосе его звучала брезгливость.
Канцелярскую работу Уильям считал ниже своего достоинства. Ему нравилось работать в архивах, заполнять документы, но работа за стойкой регистрации была для людей, резюме которых содержали слова «коммуникабельность», «стрессоустойчивость», которые руководствовались принципами вроде «клиент всегда прав» или «улыбка помогает общению». Уильям к ним не относился и избегал их общества.

Однако, этот читатель не уйдет просто так. Уильям вздохнул, и, переборов нежелание продолжать разговор, пояснил:
- Вам нужно на второй этаж. Сейчас пройдите по коридору и поверните на .. – он пустился в долгие объяснения, как попасть на второй этаж к отделу регистрации читателей.  Библиотека была большой, слишком большой, может быть, –  словом, рядом с тем местом, откуда вы вошли.
Он посмотрел в глаза стоявшему напротив мужчине и отчего-то испугался. Но страхи свои Уильям, говоря метафорически, хоронил на шесть футов в презрении, нелюбви и раздражении, как скоро (уже неметафорически) будут хоронить и его самого.

+1

6

- Ага.
Ларс выстоял эту короткую зрительную атаку (что, впрочем, его даже немного удивило: обычно люди отводили взгляд, когда Хёйм слишком долго смотрел им в глаза) и неторопливо утянул паспорт обратно. На лице его появилось выражение лёгкого разочарования, как иногда бывает, когда греешь что-то в микроволновке и оно внутри остаётся холодным. И ты понимаешь, что приём пищи придётся оттянуть на ещё три минуты.
- Как скажете. - Он коротко вздохнул. - Никуда не уходите - я скоро вернусь.
В этом напоследок брошенном обещании прозвучала какая-то особенная нотка, что Ларс туда сознательно вложил.

Он удалился, чувствуя, что его спину прожигает взгляд, обладатель которого, вполне вероятно, в эту же секунду молится о том, чтобы незадачливый читатель провалился где-нибудь по пути и, желательно, прямиком в ад.

Поворковав с юной, вежливой и сияющей от субботнего внимания леди за стойкой - Ах, это Уильям, он у нас всегда такой, не обижайтесь, мистер - Ларс немного приободрился. Возможно, ворчливые чудовища в этой библиотеке водились исключительно в её глубинах, подальше от людских глаз. И, чтобы завладеть артефактом (чай - хотя бы одним глазком глянуть на средневековые манускрипты) это чудовище следует победить.

Возвращаясь обратно со свежеприобретённым читательским билетом, Ларс поймал себя на мыслях о том, каким образом чудовище можно победить наиболее быстро и аккуратно. Не самые доброжелательные мысли для профессора истории искусств.
- А вас здесь привечают, - он загнал тёмные мысли в тайный уголок своей души и постарался возобновить беседу с угрюмым мистером Томпсоном наиболее благожелательно, - например, леди за стойкой регистрации удивительно хорошо осведомлена о вашей жизни. - Ларс протянул библиотекарю пластиковую карточку. - Возможно, вам следует чаще бывать на свежем воздухе и общаться с симпатичными дамами, Уильям.

Он прекрасно знал, какая реакция последует за этой фамильярностью, но совершенно не мог удержаться.

Отредактировано Lars Hoyem (29-03-2017 16:13:24)

+2

7

Уильям проводил взглядом посетителя и рухнул на стул, как только он ушел.  «Господи, пусть там будет Рози,» - подумал библиотекарь. Рози могла разговорить любого читателя так, что он забывал, зачем приходил. Тогда они заболтаются, а там пройдут оставшиеся рабочие полчаса, и Уильям пойдет домой. Он уже решил закрыть сегодня отдел пораньше, сославшись на неотложные дела, больную маму, кошку, ногу, но тут настойчивый читатель вернулся.

По диалогу он понял, что за стойкой сидела не Рози, иначе хоть какой-то характеристики он бы не дождался. Рози игнорировала существование мистера Томпсона в одной с ней библиотеке, а он, в свою очередь, игнорировал её. «Сегодня дежурила мисс Дженет» - почему-то вспомнил Уильям, и сделал мысленную пометку отчитать молодую сотрудницу за разглашение личных данных библиотекарей.
- А совать нос в чужие дела, - отрезал Уильям, - привычка не подобающая приличному человеку. Если вы, конечно, приличный человек.
Если бы он знал, как эту сентенцию произнести на латыни, он бы произнес, но в голове крутились пресловутые morituri te salutant и неизвестно откуда всплывшее Pater noster, qui es in caelis, и то не полностью. Пришлось довольствоваться английским.
- Чем я могу вам помочь, мистер, - он принял из рук карточку и, сощурившись, прочел, - Хойем?

+2

8

Заметить это лёгкое, едва уловимое, проскочившее ретивой искоркой в зрачках Ларса истинное негодование было сложно и требовало особой концентрации. В какой-то миг весь мир сжался до одного-единственного момента, в котором медленно, по буквам, цедили с едкой издёвкой, выдавливая его фамилию так, словно его ждёт не читательский зал средневековой литературы, а эшафот.
Х-о-й-е-м.
Мурашки пробежали с затылка и ниже, но Ларс и уголком губ не дрогнул, продолжая выглядеть дружелюбным, пусть и немного притомившимся от бесплотного брождения туда-сюда гостем из далёких земель.
Слова, брошенные библиотекарем, были восприняты с лёгким пожатием плечами, а лицо Хёйма, дрогнув, сосредоточилось в тонкой улыбке, которую он изо всех сил дарил человеку, сидящему напротив него.
- Серьёзным быть, конечно же, важно, мистер. Этого я отнять у вас не могу. - Пауза. - Прошу прощения. Могу ли я теперь пройти в зал? Мне хотелось бы познакомиться с некоторыми средневековыми манускриптами. На сайте сообщалось, что их предоставляют по требованию читателя.
Хоть желание изучать манускрипты и слабело с каждой секундой, а на смену ему всё нутро Ларса заполнялось иным, сдавливающим грудь и виски, он от своих планов не отступал. Его лицо всё так же излучало любопытство и заинтересованность, хоть и рука, держащая портфель, сжалась с несколько большей силой.
Возможно, господин Хёйм, этот человек с грубым лицом и прескверным характером - гордость этой библиотеки, отличный работник, внимательный сотрудник. И его отношение к клиентам - лишь дань желанию защитить наследие от назойливых посетителей. Возможно, дома его ждёт семья, любимый человек и, возможно, детишки. Может быть, придя домой, он снимает с себя костюм любителя вступать в бессмысленные перепалки и становится учтивым, добрым, любящим супругом. Кушает суп, смотрит телевизор, играет в шашки, читает книжки на ночь отпрыску.
Возможно.
Ларс моргает, прогоняя короткое наваждение, и давление в груди отступает. Мистер Томпсон всё ещё не заслуживает ничего, кроме тактичности.

Отредактировано Lars Hoyem (31-03-2017 19:49:36)

0

9

Уильям хочет возразить, хочет сказать: «Сожалею, для работы с манускриптами необходимо получить специальное разрешение», хочет сказать: «Приходите завтра, завтра воскресение, и у него выходной». Хочет сказать: «Что вы забыли в отделе Средневековой литературы в субботу вечером, мистер с непроизносимым именем?» Неужели вам некуда идти и вас больше нигде не ждут. Здесь вам тоже не рады, если что.
- Проходите. – И, бросив взгляд на часы на запястье, - у вас пятнадцать минут.

Совершенно для него нетипично. Сказывается усталость рабочего дня, детские экскурсии и желание поскорее уйти домой и расстаться с этим читателем. Ларс. Кого вообще так зовут.
- Мы закрываемся, - оповещает он, когда время проходит. – Просьба сдать книги и покинуть зал.

+1

10

Пятнадцать минут? Что за шутки, за такой срок он не успеет даже просмотреть и одну книгу. Ларса берет тихое зло. Обычно о закрытии предупреждают за полчаса, а этот тип, должно быть, только и ждал, как бы насолить читателю. Ужасно непрофессионально. В этой библиотеке вообще есть жалобная книга?
Разумеется, он и вида не подаёт. Бросает короткое "благодарю", проходит в зал. Рассматривает корешки книг. Заглядывать внутрь теперь совестно, это как дразнить конфетой ребёнка. Он размышляет о том, что завтра библиотека не работает, а в понедельник уважаемому преподавателю истории искусств будет не до этого.
Ларс глубоко задумывается, его подсознание потихоньку выползает на свет божий, отсутствие наслаждения лицезрения манускриптами уже не кажется концом света. Завтра будет новый день, и, быть может, когда-нибудь он вновь посетит Штаты. Разумеется, снова не по своей воле. Но что есть свобода?
— Удачного вам вечера. — Ларс напоследок улыбается и легко кивает заметно нервничающему библиотекарю. — Не задерживайтесь допоздна.

0


Вы здесь » CR » POSTE RESTANTE » Убийство в библиотеке


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC